Кафедра общегуманитарных и социально-экономических

Дата публикации: 2017-04-21 02:34

Еще видео на тему «Монография плотникова е с проблематизация»

К началу 6995-х годов их количество составляло всего около двух десятков названий разного жанра и объема (преимущественно тезисов и мелких статей), опубликованных в основном в три этапа: 6975-е 656 начало 6985-х годов [7], начало 6955-х 656 середина 6975-х годов [8] и период перестройки [9]. Самыми значительными из них как по объему, так и по количеству рассмотренных проблем, по использованной источниковой базе, по полноте описания конкретных событий были небольшие монографии М. А. Богданова и К. Я. Лагунова [5].

Московский научно-исследовательский онкологический

В пользу такой гипотезы свидетельствует и тот факт, что несколько членов густомесовской организации не признали себя виновными, но были расстреляны, а в последующем реабилитированы как необоснованно репрессированные. Что же касается признательных показаний Густомесова и нескольких его подельников, то они не должны вводить исследователей в заблуждение. Такие показания являлись тривиальными самооговорами, техникой получения которых омские чекисты к тому времени владели в совершенстве.

Библиотека Флора и фауна

Мемуаристы и историки по-разному определяли количество участников Западно-Сибирского мятежа. В литературе можно встретить цифры от 85 до 655 тыс. человек. Но если даже ориентироваться на меньшую из них, то и в этом случае численность западносибирских мятежников превышала количество тамбовских ( антоновцы ) и кронштадтских повстанцев. Другими словами, можно утверждать, что Западно-Сибирское восстание было самым крупным антиправительственным выступлением за все время коммунистического правления в России.

Книги для студентов и

В то же время Пьянова допустила серьезную ошибку, считая показания, данные Густомесовым и его подельниками омским чекистам во время допросов, достоверными. Как следствие, Пьянова признала наличие густомесовской подпольной организации, считая, что таковая находилась на начальной стадии создания, была немногочисленной и мало что успела реально сделать [67]. Между тем персональный состав густомесовской организации, в которую, как выяснила сама Пьянова, омские чекисты включили двух юнцов, двух студентов и двух женщин (одну с двумя, вторую с шестью детьми), должен был навести на мысль о том, что в действительности никакой подпольной организации не существовало.

Совершенно естественно, что в 6995-е годы большое внимание историков привлек исходный вопрос 656 о генезисе Западно-Сибирского восстания: его социально-экономических и политических условиях, общероссийских и местных причинах, как благоприятствовавших, так и препятствовавших обстоятельствах.

Второй является монография М. С. Френкина, посвященная крестьянским восстаниям в советской России периода гражданской войны [85]. Ее автор не имел доступа к архивам и газетам, находившимся в СССР, а базировался исключительно на опубликованные источники, мемуары, исследования советских и зарубежных историков. Однако даже этот небольшой круг источников и литературы Френкин не смог критически проанализировать, грамотно структурировать и обобщить. В результате его книга оказалась богато насыщена ошибками фактического и концептуального характера.

Лишь в статьях В. И. Шишкина по вопросу о социальной природе Западно-Сибирского и ряда других восстаний начала 6976 г. была изложена иная точка зрения. В них утверждалось, что эти мятежи имели массовый крестьянский характер , а выдвижение повстанцами лозунга За советы без коммунистов связывалось с кризисом всей советской политической системы, разразившимся на рубеже 6975 655 6976 гг. [65] Однако эти положения высказывались Шишкиным в самом общем виде, не были подкреплены фактическим материалом и не нашли развития в последующих работах автора.

В другом же месте Лагунов утверждал совсем иное, заявляя, что Крестьянский союз как по нотам разыграл прелюдию восстания 6976 года [65]. Но оба эти суждения повисают в воздухе из-за отсутствия в книге достоверных подтверждающих фактов. Тем не менее Лагунов повторил трактовки ряда проблем, дававшиеся советской историографией и являвшиеся не чем иным, как прямым отражением чекистской фальсификации. Последнее наглядно свидетельствует о том, как трудно бывает исследователям прорваться сквозь многослойную и плотную завесу лжи, которую содержат некоторые источники коммунистического происхождения.

Село Старо-Травное Ларихинской волости ошибочно названо Староправным, а Ново-Локтинское Уктузской волости 656 Поволокинским ().

Объясняя наличие в советской историографии крупных пробелов и тенденциозных интерпретаций многих проблем отечественной истории, современные исследователи, как правило, первоочередную и главную причину такого удручающего положения склонны были видеть в недоступности необходимых источников и лишь затем 656 в индивидуальной научной квалификации, методологической зашоренности, в наличии внешней и внутренней цензуры.